11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Клубок первый святополк окаянный

Клубок первый святополк окаянный. За что великий князь киевский Святополк получил прозвище Окаянный

Святополк Владимирович (в крещении Пётр, в древнерусской историографии по прозвищу «Окаянный», ок. 979-1019) — князь туровский (с 988, первый из рода Рюриковичей), великий князь киевский в 1015-1016 и 1018-1019.
Князь Святополк Владимирович замыслил истребить всех сыновей Владимира и завладеть их уделами. Сначала посланные им люди убили , князя Ростовского на реке Альте в то время, когда он молился, затем у Смоленска убийцы настигли , князя Муромского. Борис и Глеб, любимые сыновья , отличались необычайной добротой и христианским благочестием. Церковь признала их Святыми.
Затем был убит и Святослав Древлянский. После расправы над родственниками князь Святополк Владимирович получил прозвище «Окаянный ».
Узнав об убийстве братьев, (в будущем Мудрый) при поддержке новгородцев и варяжских воинов пошел войной на Святополка. Оба войска встретились на Днепре. Ярослав атаковал, когда Святополк пировал со своими воинами, оттеснил его войско к озеру, на котором был еще тонкий лед, и множество воинов Святополка утонуло. Святополк Окаянный бежал в Польшу за помощью тестя.
При поддержке польских и печенежских воинов в 1017 г. Святополк Окаянный отвоевал престол, а бежал обратно в Новгород. Когда поляки ушли из Киева, Ярослав снова напал на Святополка. В битве на реке Альте Ярослав победил, а князь Святополк Окаянный, раненный, бежал в Польшу и по дороге, всеми покинутый, в 1019 г. умер.

Из “Повести Временных Лет”.

Святополк сел в Киеве по смерти отца своего , и созвал киевлян, и стал давать им дары. Они же брали, но сердце их не лежало к нему, потому что братья их были с Борисом. Когда Борис уже возвратился с войском назад, не найдя печенегов, пришла к нему весть: «Отец у тебя умер». И плакался по отце горько, потому что любим был отцом больше всех, и остановился, дойдя до Альты. Сказала же ему дружина отцовская: «Вот у тебя отцовская дружина и войско. Пойди, сядь в Киеве на отцовском столе». Он же отвечал: «Не подниму руки на брата своего старшего: если и отец у меня умер, то пусть этот будет мне вместо отца». Услышав это, воины разошлись от него. Борис же остался стоять с одними своими отроками. Между тем Святополк, исполнившись беззакония, воспринял мысль Каинову и послал сказать Борису: «Хочу с тобою любовь иметь и придам тебе еще к полученному от отца владению», но сам обманывал его, чтобы как-нибудь его погубить. Святополк пришел ночью в Вышгород, тайно призвал Путшу и вышгородских мужей боярских и сказал им: «Преданы ли вы мне всем сердцем?». Отвечали же Путша с вышгородцами: «Согласны головы свои сложить за тебя». Тогда он сказал им: «Не говоря никому, ступайте и убейте брата моего Бориса». Те же обещали ему немедленно исполнить это. О таких сказал Соломон: «Спешат они на неправедное пролитие крови. Ибо принимают они участие в пролитии крови и навлекают на себя несчастия. Таковы пути всех, совершающих беззаконие, ибо нечестием изымают свою душу». Посланные же пришли на Альту ночью, и когда подступили ближе, то услыхали, что Борис поет заутреню, так как пришла ему уже весть, что собираются погубить его. И, встав, начал он петь: «Господи! За что умножились враги мои! Многие восстают на меня» (Пс.3:2); и еще: «Ибо стрелы твои вонзились в меня; ибо я готов к бедам, и скорбь моя… предо мною» (Пс.37:3); и еще говорил он: «Господи! Услышь молитву мою… и не входи в суд с рабом Твоим, потому что не оправдается пред Тобой никто из живущих, так как преследует враг душу мою» (Пс.142:1-3). И, окончив шестопсалмие и увидев, что пришли посланные убить его, начал петь псалмы: «Обступили меня тельцы тучные… Скопище злых обступило меня» (Пс.21:13, 17); «Господи, Боже мой, на Тебя уповаю, спаси меня и от всех гонителей моих избавь меня» (Пс.7:2). Затем начал он петь канон. А затем, кончив заутреню, помолился и сказал так, смотря на икону, на образ Владыки: «Господи Иисусе Христе! Как ты в этом образе явился на землю ради нашего спасения, собственною волею дав пригвоздить руки свои на кресте, и принял страдание за наши грехи, так и меня сподобь принять страдание. Я же не от врагов принимаю это страдание, но от своего же брата, и не вмени ему, Господи, это в грех». И, помолившись Богу, возлег на постель свою. И вот напали на него, как звери дикие, обступив шатер, и проткнули его копьями, и пронзили Бориса и слугу его, прикрывшего его своим телом, пронзили. Был же он любим Борисом. Был отрок этот родом венгр, по имени Георгий; Борис его сильно любил, и возложил он на него гривну золотую большую, в которой он и служил ему. Убили они и многих других отроков Бориса. С Георгия же с этого не могли они быстро снять гривну с шеи, и отсекли голову его, и только тогда сняли гривну, а голову отбросили прочь; поэтому-то впоследствии и не обрели тела его среди трупов. Убив же Бориса, окаянные завернули его в шатер, положив на телегу, повезли, еще дышавшего. Святополк же окаянный, узнав, что Борис еще дышит, послал двух варягов прикончить его. Когда те пришли и увидели, что он еще жив, то один из них извлек меч и пронзил его в сердце. И так скончался блаженный Борис, приняв с другими праведниками венец вечной жизни от Христа Бога, сравнявшись с пророками и апостолами, пребывая с сонмом мучеников, почивая на лоне Авраама, видя неизреченную радость, распевая с ангелами и в веселии пребывая со всеми святыми. И положили тело его в церкви Василия, тайно принеся его в Вышгород. Окаянные же те убийцы пришли к Святополку, точно хвалу заслужившие, беззаконники, Вот имена этих законопреступников: Путша, Талец, Еловит, Ляшко, а отец им всем сатана. Ибо такие слуги подобны бесам: бесы ведь посылаются на злое, ангелы же посылаются для добрых дел. Ангелы ведь не творят человеку зла, но добра ему желают постоянно, особенно же помогают христианам и защищают их от супостата-дьявола; а бесы побуждают человека на зле, завидуя ему; и так как видят, что человек от Бога в чести, – потому и завидуют и скоры на совершение зла. Злой человек, усердствуя злому делу, хуже беса, ибо бесы Бога боятся, а злой человек ни Бога не боится, ни людей не стыдится; бесы ведь и креста Господня боятся, а человек злой и креста не боится.

Святополк же окаянный стал думать: «Вот убил я Бориса; как бы убить Глеба?». И, замыслив Каиново дело, послал, обманывая, гонца к Глебу, говоря так: «Приезжай сюда поскорее, отец тебя зовет: сильно он болен». Глеб тотчас же сел на коня и отправился с малою дружиною, потому что был послушлив отцу. И когда пришел он на Волгу, то в поле споткнулся конь его на рытвине, и повредил Глеб себе немного ногу. И пришел в Смоленск, и отошел от Смоленска недалеко, и стал на Смядыне в насаде. В это же время пришла от Предславы весть к Ярославу о смерти отца и послал Ярослав сказать Глебу: «Не ходи: отец у тебя умер, а брат твой убит Святополком». Услыхав это, Глеб громко возопил со слезами, плачась по отце, но еще больше по брате, и стал молиться со слезами, говоря так: «Увы мне, Господи! Лучше было бы мне умереть с братом, нежели жить на свете этом. Если бы видел я, брат мой, лицо твое ангельское, то умер бы с тобою: ныне же зачем остался я один? Где речи твои, что говорил ты мне, брат мой любимый? Ныне уже не услышу тихого твоего наставления. Если доходят молитвы твои к Богу, то помолись обо мне, чтобы и я принял ту же мученическую кончину. Лучше бы было мне умереть с тобою, чем жить на этом полном лжи свете». И когда он так молился со слезами, внезапно пришли посланные Святополком погубить Глеба. И тут вдруг захватили посланные корабль Глебов, и обнажили оружие. Отроки же Глебовы пали духом. Окаянный же Горясер, один из посланных, велел тотчас же зарезать Глеба. Повар же Глеба, именем Торчин, вынув нож, зарезал Глеба, как безвинного ягненка. Так был принесен он в жертву Богу, вместо благоуханного фимиама жертва разумная, и принял венец царствия Божия, войдя в небесные обители, и увидел там желанного брата своего, и радовался с ним неизреченною радостию, которой удостоились они за свое братолюбие. «Как хорошо и как прекрасно жить братьям вместе!». Окаянные же возвратились назад, как сказал Давид: «Да возвратятся грешники в ад». Когда же они пришли, сказали Святополку: «Сделали приказанное тобою». Он же, услышав это, возгордился еще больше, не ведая, что Давид сказал: «Что хвалишься злодейством, сильный? Весь день беззаконие… умышляет язык твой» (Пс.51:3).

Итак, Глеб был убит, и был он брошен на берегу между двумя колодами, затем же, взяв его, увезли и положили его рядом с братом его Борисом в церкви святого Василия.

Святополк же окаянный и злой убил Святослава, послав к нему к горе Угорской, когда тот бежал в Угры. И стал Святополк думать: «Перебью всех своих братьев и стану один владеть Русскою землею». Так думал он в гордости своей, не зная, что «Бог дает власть кому хочет, ибо поставляет Всевышний цесаря и князя, каких захочет дать». Если же какая-нибудь страна станет угодной Богу, то ставит ей Бог цесаря или князя праведного, любящего справедливость и закон, и дарует властителя и судью, судящего суд. Ибо если князья справедливы в стране, то много согрешений прощается стране той; если же злы и лживы, то еще большее зло насылает Бог на страну ту, потому что князь – глава земли. Ибо так сказал Исайя: «Согрешили от головы и до ног, то есть от цесаря и до простых людей». «Горе городу тому, в котором князь юн», любящий пить вино под звуки гуслей вместе с молодыми советниками. Таких князей дает Бог за грехи, а старых и мудрых отнимает, как сказал Исайя: «Отнимет Господь у Иерусалима крепкого исполина и храброго мужа, и судью, и пророка, и смиренного старца, и дивного советника, и мудрого художника, и разумного, живущего по закону. И дам им юношу князя, и обидчика поставлю обладать ими» (Ис.3:1-4).

Святополк же окаянный стал княжить в Киеве. Созвав людей, стал он им давать кому плащи, а другим деньгами, и роздал много богатства. Когда Ярослав не знал еще об отцовской смерти, было у него множество варягов, и творили они насилие новгородцам и женам их. Новгородцы восстали и перебили варягов во дворе Поромоньем. И разгневался Ярослав, и пошел в село Ракомо, сел там во дворе. И послал к новгородцам сказать: «Мне уже тех не воскресить». И призвал к себе лучших мужей, которые перебили варягов, и, обманув их, перебил. В ту же ночь пришла ему весть из Киева от сестры его Предславы: «Отец твой умер, а Святополк сидит в Киеве, убил Бориса, а на Глеба послал, берегись его очень». Услышав это, печален был Ярослав и об отце, и о братьях, и о дружине. На другой день, собрав остаток новгородцев, сказал Ярослав: «О милая моя дружина, которую я вчера перебил, а сегодня она оказалась нужна». Утер слезы и обратился к ним на вече: «Отец мой умер, а Святополк сидит в Киеве и убивает братьев своих». И сказали новгородцы: «Хотя, князь, и иссечены братья наши, – можем за тебя бороться!». И собрал Ярослав тысячу варягов, а других воинов 40 000, и пошел на Святополка, призвав Бога в свидетели своей правды и сказав: «Не я начал избивать братьев моих, но он; да будет Бог мстителем за кровь братьев моих, потому что без вины пролил он праведную кровь Бориса и Глеба. Или же и мне то же сделать? Рассуди меня, Господи, по правде, да прекратятся злодеяния грешного». И пошел на Святополка. Услышав же, что Ярослав идет, Святополк собрал бесчисленное количество воинов, русских и печенегов, и вышел против него к Любечу на тот берег Днепра, а Ярослав был на этом.

7-й Великий князь Киевский
1015 — 1016

Клубок первый святополк окаянный. За что великий князь киевский Святополк получил прозвище Окаянный

Святополк Владимирович (в крещении Пётр, в древнерусской историографии по прозвищу «Окаянный», ок. 979-1019) — князь туровский (с 988, первый из рода Рюриковичей), великий князь киевский в 1015-1016 и 1018-1019.
Князь Святополк Владимирович замыслил истребить всех сыновей Владимира и завладеть их уделами. Сначала посланные им люди убили , князя Ростовского на реке Альте в то время, когда он молился, затем у Смоленска убийцы настигли , князя Муромского. Борис и Глеб, любимые сыновья , отличались необычайной добротой и христианским благочестием. Церковь признала их Святыми.
Затем был убит и Святослав Древлянский. После расправы над родственниками князь Святополк Владимирович получил прозвище «Окаянный ».
Узнав об убийстве братьев, (в будущем Мудрый) при поддержке новгородцев и варяжских воинов пошел войной на Святополка. Оба войска встретились на Днепре. Ярослав атаковал, когда Святополк пировал со своими воинами, оттеснил его войско к озеру, на котором был еще тонкий лед, и множество воинов Святополка утонуло. Святополк Окаянный бежал в Польшу за помощью тестя.
При поддержке польских и печенежских воинов в 1017 г. Святополк Окаянный отвоевал престол, а бежал обратно в Новгород. Когда поляки ушли из Киева, Ярослав снова напал на Святополка. В битве на реке Альте Ярослав победил, а князь Святополк Окаянный, раненный, бежал в Польшу и по дороге, всеми покинутый, в 1019 г. умер.

Читать еще:  Что за имя полина

Из “Повести Временных Лет”.

Святополк сел в Киеве по смерти отца своего , и созвал киевлян, и стал давать им дары. Они же брали, но сердце их не лежало к нему, потому что братья их были с Борисом. Когда Борис уже возвратился с войском назад, не найдя печенегов, пришла к нему весть: «Отец у тебя умер». И плакался по отце горько, потому что любим был отцом больше всех, и остановился, дойдя до Альты. Сказала же ему дружина отцовская: «Вот у тебя отцовская дружина и войско. Пойди, сядь в Киеве на отцовском столе». Он же отвечал: «Не подниму руки на брата своего старшего: если и отец у меня умер, то пусть этот будет мне вместо отца». Услышав это, воины разошлись от него. Борис же остался стоять с одними своими отроками. Между тем Святополк, исполнившись беззакония, воспринял мысль Каинову и послал сказать Борису: «Хочу с тобою любовь иметь и придам тебе еще к полученному от отца владению», но сам обманывал его, чтобы как-нибудь его погубить. Святополк пришел ночью в Вышгород, тайно призвал Путшу и вышгородских мужей боярских и сказал им: «Преданы ли вы мне всем сердцем?». Отвечали же Путша с вышгородцами: «Согласны головы свои сложить за тебя». Тогда он сказал им: «Не говоря никому, ступайте и убейте брата моего Бориса». Те же обещали ему немедленно исполнить это. О таких сказал Соломон: «Спешат они на неправедное пролитие крови. Ибо принимают они участие в пролитии крови и навлекают на себя несчастия. Таковы пути всех, совершающих беззаконие, ибо нечестием изымают свою душу». Посланные же пришли на Альту ночью, и когда подступили ближе, то услыхали, что Борис поет заутреню, так как пришла ему уже весть, что собираются погубить его. И, встав, начал он петь: «Господи! За что умножились враги мои! Многие восстают на меня» (Пс.3:2); и еще: «Ибо стрелы твои вонзились в меня; ибо я готов к бедам, и скорбь моя… предо мною» (Пс.37:3); и еще говорил он: «Господи! Услышь молитву мою… и не входи в суд с рабом Твоим, потому что не оправдается пред Тобой никто из живущих, так как преследует враг душу мою» (Пс.142:1-3). И, окончив шестопсалмие и увидев, что пришли посланные убить его, начал петь псалмы: «Обступили меня тельцы тучные… Скопище злых обступило меня» (Пс.21:13, 17); «Господи, Боже мой, на Тебя уповаю, спаси меня и от всех гонителей моих избавь меня» (Пс.7:2). Затем начал он петь канон. А затем, кончив заутреню, помолился и сказал так, смотря на икону, на образ Владыки: «Господи Иисусе Христе! Как ты в этом образе явился на землю ради нашего спасения, собственною волею дав пригвоздить руки свои на кресте, и принял страдание за наши грехи, так и меня сподобь принять страдание. Я же не от врагов принимаю это страдание, но от своего же брата, и не вмени ему, Господи, это в грех». И, помолившись Богу, возлег на постель свою. И вот напали на него, как звери дикие, обступив шатер, и проткнули его копьями, и пронзили Бориса и слугу его, прикрывшего его своим телом, пронзили. Был же он любим Борисом. Был отрок этот родом венгр, по имени Георгий; Борис его сильно любил, и возложил он на него гривну золотую большую, в которой он и служил ему. Убили они и многих других отроков Бориса. С Георгия же с этого не могли они быстро снять гривну с шеи, и отсекли голову его, и только тогда сняли гривну, а голову отбросили прочь; поэтому-то впоследствии и не обрели тела его среди трупов. Убив же Бориса, окаянные завернули его в шатер, положив на телегу, повезли, еще дышавшего. Святополк же окаянный, узнав, что Борис еще дышит, послал двух варягов прикончить его. Когда те пришли и увидели, что он еще жив, то один из них извлек меч и пронзил его в сердце. И так скончался блаженный Борис, приняв с другими праведниками венец вечной жизни от Христа Бога, сравнявшись с пророками и апостолами, пребывая с сонмом мучеников, почивая на лоне Авраама, видя неизреченную радость, распевая с ангелами и в веселии пребывая со всеми святыми. И положили тело его в церкви Василия, тайно принеся его в Вышгород. Окаянные же те убийцы пришли к Святополку, точно хвалу заслужившие, беззаконники, Вот имена этих законопреступников: Путша, Талец, Еловит, Ляшко, а отец им всем сатана. Ибо такие слуги подобны бесам: бесы ведь посылаются на злое, ангелы же посылаются для добрых дел. Ангелы ведь не творят человеку зла, но добра ему желают постоянно, особенно же помогают христианам и защищают их от супостата-дьявола; а бесы побуждают человека на зле, завидуя ему; и так как видят, что человек от Бога в чести, – потому и завидуют и скоры на совершение зла. Злой человек, усердствуя злому делу, хуже беса, ибо бесы Бога боятся, а злой человек ни Бога не боится, ни людей не стыдится; бесы ведь и креста Господня боятся, а человек злой и креста не боится.

Святополк же окаянный стал думать: «Вот убил я Бориса; как бы убить Глеба?». И, замыслив Каиново дело, послал, обманывая, гонца к Глебу, говоря так: «Приезжай сюда поскорее, отец тебя зовет: сильно он болен». Глеб тотчас же сел на коня и отправился с малою дружиною, потому что был послушлив отцу. И когда пришел он на Волгу, то в поле споткнулся конь его на рытвине, и повредил Глеб себе немного ногу. И пришел в Смоленск, и отошел от Смоленска недалеко, и стал на Смядыне в насаде. В это же время пришла от Предславы весть к Ярославу о смерти отца и послал Ярослав сказать Глебу: «Не ходи: отец у тебя умер, а брат твой убит Святополком». Услыхав это, Глеб громко возопил со слезами, плачась по отце, но еще больше по брате, и стал молиться со слезами, говоря так: «Увы мне, Господи! Лучше было бы мне умереть с братом, нежели жить на свете этом. Если бы видел я, брат мой, лицо твое ангельское, то умер бы с тобою: ныне же зачем остался я один? Где речи твои, что говорил ты мне, брат мой любимый? Ныне уже не услышу тихого твоего наставления. Если доходят молитвы твои к Богу, то помолись обо мне, чтобы и я принял ту же мученическую кончину. Лучше бы было мне умереть с тобою, чем жить на этом полном лжи свете». И когда он так молился со слезами, внезапно пришли посланные Святополком погубить Глеба. И тут вдруг захватили посланные корабль Глебов, и обнажили оружие. Отроки же Глебовы пали духом. Окаянный же Горясер, один из посланных, велел тотчас же зарезать Глеба. Повар же Глеба, именем Торчин, вынув нож, зарезал Глеба, как безвинного ягненка. Так был принесен он в жертву Богу, вместо благоуханного фимиама жертва разумная, и принял венец царствия Божия, войдя в небесные обители, и увидел там желанного брата своего, и радовался с ним неизреченною радостию, которой удостоились они за свое братолюбие. «Как хорошо и как прекрасно жить братьям вместе!». Окаянные же возвратились назад, как сказал Давид: «Да возвратятся грешники в ад». Когда же они пришли, сказали Святополку: «Сделали приказанное тобою». Он же, услышав это, возгордился еще больше, не ведая, что Давид сказал: «Что хвалишься злодейством, сильный? Весь день беззаконие… умышляет язык твой» (Пс.51:3).

Итак, Глеб был убит, и был он брошен на берегу между двумя колодами, затем же, взяв его, увезли и положили его рядом с братом его Борисом в церкви святого Василия.

Святополк же окаянный и злой убил Святослава, послав к нему к горе Угорской, когда тот бежал в Угры. И стал Святополк думать: «Перебью всех своих братьев и стану один владеть Русскою землею». Так думал он в гордости своей, не зная, что «Бог дает власть кому хочет, ибо поставляет Всевышний цесаря и князя, каких захочет дать». Если же какая-нибудь страна станет угодной Богу, то ставит ей Бог цесаря или князя праведного, любящего справедливость и закон, и дарует властителя и судью, судящего суд. Ибо если князья справедливы в стране, то много согрешений прощается стране той; если же злы и лживы, то еще большее зло насылает Бог на страну ту, потому что князь – глава земли. Ибо так сказал Исайя: «Согрешили от головы и до ног, то есть от цесаря и до простых людей». «Горе городу тому, в котором князь юн», любящий пить вино под звуки гуслей вместе с молодыми советниками. Таких князей дает Бог за грехи, а старых и мудрых отнимает, как сказал Исайя: «Отнимет Господь у Иерусалима крепкого исполина и храброго мужа, и судью, и пророка, и смиренного старца, и дивного советника, и мудрого художника, и разумного, живущего по закону. И дам им юношу князя, и обидчика поставлю обладать ими» (Ис.3:1-4).

Святополк же окаянный стал княжить в Киеве. Созвав людей, стал он им давать кому плащи, а другим деньгами, и роздал много богатства. Когда Ярослав не знал еще об отцовской смерти, было у него множество варягов, и творили они насилие новгородцам и женам их. Новгородцы восстали и перебили варягов во дворе Поромоньем. И разгневался Ярослав, и пошел в село Ракомо, сел там во дворе. И послал к новгородцам сказать: «Мне уже тех не воскресить». И призвал к себе лучших мужей, которые перебили варягов, и, обманув их, перебил. В ту же ночь пришла ему весть из Киева от сестры его Предславы: «Отец твой умер, а Святополк сидит в Киеве, убил Бориса, а на Глеба послал, берегись его очень». Услышав это, печален был Ярослав и об отце, и о братьях, и о дружине. На другой день, собрав остаток новгородцев, сказал Ярослав: «О милая моя дружина, которую я вчера перебил, а сегодня она оказалась нужна». Утер слезы и обратился к ним на вече: «Отец мой умер, а Святополк сидит в Киеве и убивает братьев своих». И сказали новгородцы: «Хотя, князь, и иссечены братья наши, – можем за тебя бороться!». И собрал Ярослав тысячу варягов, а других воинов 40 000, и пошел на Святополка, призвав Бога в свидетели своей правды и сказав: «Не я начал избивать братьев моих, но он; да будет Бог мстителем за кровь братьев моих, потому что без вины пролил он праведную кровь Бориса и Глеба. Или же и мне то же сделать? Рассуди меня, Господи, по правде, да прекратятся злодеяния грешного». И пошел на Святополка. Услышав же, что Ярослав идет, Святополк собрал бесчисленное количество воинов, русских и печенегов, и вышел против него к Любечу на тот берег Днепра, а Ярослав был на этом.

7-й Великий князь Киевский
1015 — 1016

Святополк Владимирович «Окаянный»
князь Киевский
брат Ярослава Мудрого

Родившись около 979 года, Святополк никогда не считал себя родным сыном Владимира, и после его смерти захватил власть в Киеве, положив начало междоусобной войне 1015-1019 годов (правил Киевом в 1015—1016 и 1018—1019). Согласно общепринятой версии истории именно Святополк послал убийц к своим братьям-князьям Борису, Глебу и Святославу, за что получил прозвище «Окаянный».

Ранние годы и княжение в Турове

О детстве Святополка ничего не известно. Около 988-990 годов он был посажен отцом на княжение в Турове. После смерти князей Всеволода и Позвизда Владимировичей, прививших на Волыни, территории земли Святополка стали граничить с Польшей. Возможно именно поэтому он был избран в качестве кандидата на брак с дочерью польского князя Болеслава I Храброго.

Брак с дочерью Болеслава I Храброго

На заключение брака в Туров польскую принцессу сопровождал католический епископ Рейнберн. Впоследствии, за организацию заговора по отвращению Руси от «византийского обряда» Святополк был отстранен от наследования киевского престола и заключен в тюрьму вместе с женой и её духовником Рейнберном, которые, по предположению историков, обещали Святополку поддержку Польши в случае успеха заговора. Кроме того, одной из возможных причин заговора называется план Владимира передать правление сыну Борису, которому он ранее поручил возглавить киевскую княжескую дружину.

Междоусобная война 1015-1019

Святополк был прощен и выпущен из тюрьмы, но понимая опасность оставлять молодого князя без внимания, Владимир посадил его близ Киева — в Вышгороде.

В 1015 году князь Владимир умирает в селе Берестово и Киевская Русь погружается в кровопролитное противостояние его детей за право на Киевский престол.

Святополк скрывает смерть князя Владимира

«Умер же (Владимир) на Берестовом, и потаили (смерть) его, потому что был Святополк в Киеве: ночью же, разобрав помост между двумя клетями, обернули его в ковёр и спустили на верёвках на землю; возложили на сани, повезли и поставили в церковь Святой Богородицы, которую он сам создал» — ПВЛ

После смерти Владимира Святополк утверждается в Киеве и начинает раздавать местной знати имения и подарки, желая задобрить киевлян в начале своего правления.

Убийства Бориса, Глеба и Святослава

Согласно устоявшейся версии именно Святополк послал убийц к своим братьям-князьям, чтобы предотвратить возможные притязания на Киевский престол. Однако впоследствии, после перевода скандинавских саг пересекающихся с данными событиями, некоторые историки сделали предположения о виновности в смерти Бориса не Святополка, а Ярослава. Ниже будет изложена официальная трактовка.

Смерть Бориса Владимировича
князя Ростовского

Во время остановке на реке Альте сначала пришло сообщение о смерти Владимира, а затем от Святополка:

“Брат, хочу жить с тобой в любви и к полученному от отца владению добавлю еще” — Святополк Окаянный

Узнав о смерти великого князя дружинники предложили Борису идти на Киев и силой отнять у Святополка отцовский престол, но молодой князь ответил:

«Не могу я поднять руку на брата своего, которого чту как отца». — Борис Муромский

«Святополк же пришёл ночью к Вышгороду, тайно, призвал Путшу и вышгородских болярцев и спросил их: “Преданы ли мне всем сердцем?” Отвечали же Путша и вышгородцы: “Можем головы свои положить за тебя”. И сказал он им: “Никому не говоря, идите и убейте брата моего Бориса”. Они же обещали ему вскоре всё исполнить». — Летописи

Ещё дышавшего Бориса убийцы завернули в шатёрное полотно и повезли в Киев. Проезжая на повозке мимо леса, Борис вдруг стал поднимать голову. Когда Святополку доложили, что его брат ещё жив, новый киевский князь послал двух варягов прикончить его, что те и сделали, пронзив Бориса мечом в сердце. Тело Бориса тайно было привезено в Вышгород и там погребено в церкви св. Василия.

Читать еще:  Как покрасить пол из двп

Смерть Глеба Владимировича
князя Муромского

«Отец твой умер, а Святополк сидит в Киеве, убил Бориса и за Глебом послал, берегись его очень». — Предслава

Ярослав, в свою очередь, послал сообщение князю Глебу Муромскому, который на тот момент находился на пути в Киев, куда был вызван Святополком под предлогом «навестить тяжко больного отца». Официальные историки предполагают, что Святополк решил заманить Глеба, так как тот был родным братом убитого ранее Бориса и мог захотеть мести.

«Приезжай сюда поскорее, отец тебя зовет: сильно он болен!» — Святополк Окаянный

«Не ходи, брат! Отец твой умер, а брат твой убит Святополком». — Ярослав Мудрый

Как гласит житие, когда юный князь со слезами молился об отце и брате, явились посланные к нему Святополком и проявили явное намерение убить его. Сопровождавшие его отроки, по известиям летописей, приуныли, а по житиям святого князя им запрещено было употреблять в защиту его оружие. Горясер, стоявший во главе посланных Святополком, приказал зарезать князя его же повару.

Тело Глеба убийцы погребли «на пусте месте, на брези межи двемя колодами» (то есть в простом гробу, состоящем из двух выдолбленных брёвен).

Смерть Святослава Владимировича
князя Древлянского

С этим эпизодом легенда и связывает название города Сколе. В сражении с войсками Святополка погибли семеро сыновей Святослава и сам князь.

Гибель Святослава и борьба за власть между сыновьями Владимира Святославича лишила карпатских хорватов последнего союзника, и долины Боржавы и Латорицы были аннексированы венграми.

Борьба между Ярославом и Святополком за киевский престол

1016 — битва под Любечем

В 1016 году Ярослав во главе 3-тысячного новгородского войска и наёмных варяжских отрядов двинулся против Святополка, позвавшего на помощь печенегов. Два войска встретились на Днепре вблизи Любеча и на протяжении трёх месяцев, до поздней осени, ни одна из сторон не рисковала перейти реку. Наконец это сделали новгородцы, которым и досталась победа. Печенеги были отрезаны от войск Святополка озером и не смогли прийти к нему на помощь.

1017 — осада Киева

В следующем 1017 (6525) году печенеги по наущению Бурицлейфа (здесь мнения историков расходятся, одни считают Бурицлейфа — Святополком, другие — Болеславом) предприняли поход на Киев. Печенеги пошли на приступ значительными силами, тогда как Ярослав мог опираться только на остатки варяжской дружины под предводительством конунга Эймунда, новгородцев и небольшой киевский отряд. По данным скандинавской саги, Ярослав в этом бою был ранен в ногу. Печенегам удалось ворваться в город, но мощный контрудар отборной дружины после тяжелого кровоприлитного боя обратил печенегов в бегство. Кроме того, для обороны Киева положительную роль сыграли большие «волчьи ямы» у стен Киева, вырытые и замаскированные по приказу Ярослава. Осаждённые предприняли вылазку и в ходе преследования захватили стяг Святополка.

1018 — Сражение на реке Буге
Святополк и Болеслав Храбрый захватывают Киев

14 августа 1018 года Болеслав и Святополк вступили в Киев. Обстоятельства возвращения Болеслава из похода туманны. В Повести временных лет говорится об изгнании поляков в результате восстания киевлян, однако Титмар Мерзебургский и Галл Аноним пишут следующее:

«Болеслав поставил там в Киеве на свое место одного русского, породнившегося с ним, а сам с оставшимися сокровищами стал собираться в Польшу.»

Болеслав получил в награду за помощь Червенские города (важный торговый узел на пути из Польши в Киев) киевскую казну и множество пленных, а также, согласно Хронике Титмара Мерзебургского, Предславу Владимировну — любимую сестру Ярослава, которую он взял в наложницы.

А Ярослав приготовился бежать «за море». Но новгородцы изрубили его ладьи и убедили князя продолжить борьбу со Святополком. Они собрали деньги, заключили новый договор с варягами конунга Эймунда и сами вооружились.

1019 — битва на реке Альте

Весной 1019 года Святополк сразился с Ярославом в решающей битве на реке Альте. Летопись не сохранила точного места и подробностей битвы. Известно только, что битва протекала весь день и носила крайне ожесточённый характер.

«Пришёл Святополк с печенегами в силе тяжкой, и Ярослав собрал множество воинов и вышел против него на Альту. Пошли друг на друга, и покрылось поле альтинское множеством воинов. … и на восходе солнца сошлись обе стороны, и была сеча злая, какой не бывало на Руси. И, за руки хватаясь, рубились и сходились трижды, так что кровь текла по низинам. К вечеру одел Ярослав, и Святополк бежал»

Ярослав Мудрый вновь занял Киев, но положение его было шатким и князю предстояло еще не раз доказать собственное право на владение столицей Киевской Руси.

Смерть Святополка Окаянного

Не можаше терпети на единомь месте, и пробежа Лядьскую землю, гонимъ Божьимъ гневомъ, прибежа в пустыню межю Ляхы и Чехы, испроверже зле животь свои — летописи

Примечательно, что именем такого «отрицательного персонажа», как Святополк, продолжали называть детей княжеского рода, например, Святополк Изяславич (1050—1113), сын Изяслава Ярославича, в 1093—1113 гг. — великий князь киевский.

Святополк Окаянный — биография, информация, личная жизнь

Святополк Владимирович Окаянный

Святополк Владимирович (др.-рус. Свѧтополкъ Владимировичь), в крещении — Пётр, прозвище — Окаянный. Родился в 979 году — умер в 1019 году. Князь туровский (с 988 года), великий князь киевский (1015-1016, 1018-1019). Убийца своих братьев Бориса, Глеба и Святослава.

Святополк Владимирович (в крещении — Пётр) родился в 979 году.

Относительно его отца историки ведут споры. Есть данные как за то, что он был сыном Владимира Великого, так и Ярополка Святославича.

Владимир, убив своего единокровного брата Ярополка, взял себе в наложницы его вдову, которая, предположительно, была гречанкой по имени Предислава. Не исключено, что на тот момент она уже была беременна Святополком.

Однако Владимир официально признавал Святополка своим сыном — поэтому и в историю он вошел как Святополк Владимирович. Владимир считал его своим законным сыном — третьим по старшинству, дал ему княжение в Турове.

Но по данным «Повести временных лет» на момент убийства Ярополка Святославича его вдова уже носила Святополка, которого летописец называет сыном двух отцов.

Выдвигалась также гипотеза, что Святополк был сыном не гречанки, а чехини, одной из первых жён Владимира.

Исследователи антропонимики обращают внимание на то, что имена практически всех остальных сыновей Владимира по принципу варьирования родового имени построены на корне «-слав» на 2-м месте — в честь их деда Святослава: Вышеслав, Изяслав, Ярослав, Мстислав и т.д. Святополк в этот ряд не вписывается, что может свидетельствовать о том, что сам Владимир сомневался в отцовстве при выборе имени.

В «Повести временных лет» другой сын Владимира Ярослав, ставший великим князем киевским Ярославом Мудрым, поставлен впереди Святополка. В Новгородской первой летописи Ярослав Мудрый занимает четвертую позицию. Слух о рождении Святополка от двух родителей даёт основание считать, что он родился через 7-9 месяцев после вступления Владимира в Киев в июне 978, соответственно Святополк мог родиться в начале 979.

Некоторые историки обращают внимание на тамгу на монетах Святополка (двузубец без креста) — якобы сам князь декларировал своё происхождение от Ярополка и хотел отмежеваться от Владимира и других его сыновей. Также известно, что в 1018 году Святополк взял в заложницы мачеху и сестёр Ярослава — это было бы едва ли возможно, если бы он считал себя сыном Владимира.

Личная жизнь Святополка Владимировича Окаянного:

Жена — дочь польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry, с 1025 года — король). Она родилась от третьего брака с Эмгильдой между 991-1001 годами и умерла после 14 августа 1018 года.

Сочетались браком в 1013 или 1014 году. Брак стал следствием мира, заключённого с Польшей после неудачного похода Болеслава. Стоит добавить, что Святополк занимал туровский престол примерно с 990 г., после смерти Всеволода и Позвизда волынских его земли стали граничить с Польшей и потому именно его избрал Владимир в качестве кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Святополк Окаянный и дочь Болеслава Храброго

Перед смертью Владимира Святого Святополк находился в Киеве в заключении, вместе с ним под стражу была взята его жена и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме.

Святополк якобы был одним из соучастников готовившегося заговора по отвращению Руси от «византийского обряда», но заговор был раскрыт (в частности, Анастасом Корсунским), после чего великий князь Владимир бросил Святополка с женой и духовником в темницу. Также есть версия, что причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису.

Правда, стоит отметить, что и еще один сын Владимира — новгородский князь Ярослав — тогда же также восстал против отца.

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол. Его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. Сребреник Святополка Владимировича чеканили в 1015-1016 годах. Монета весит чуть менее 3 грамм и имеет диаметр около 29 мм. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе (престоле — прим.)». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро».

На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

Сребреник Святополка Окаянного

Убийство братьев Бориса, Глеба и Святослава

В первый же год правления Святополка Владимировича были убиты три его единокровных брата — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав.

«Повесть временных лет» обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись его единокровными братьями. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

В то же время есть и другие теории на данный счёт. Так, скандинавская Сага об Эймунде упоминает о войне между конунгом Ярислейфом (Ярославом) и его братом Бурислейфом, где Ярислейф нанимает варягов для борьбы с братом и в итоге побеждает. Имя Бурислейфа многими идентифицируется с Борисом, но по другой версии это имя короля Болеслава Храброго, которым сага называет его союзника Святополка, не разделяя их. Также, хроника Титмара Мерзебургского, в которой рассказывается, как Святополк бежал в Польшу, часто интерпретируется в пользу его невиновности, так как в ней нет упоминания о княжении Святополка в Киеве (что, однако, противоречит существованию монет Святополка) и каких-либо действиях против Бориса и Глеба.

Ряд исследователей на основании саги про Эймунда поддерживают гипотезу, что смерть Бориса — «дело рук» варягов, присланных Ярославом Мудрым в 1017 году, учитывая то, что, по летописям, и Ярослав, и Брячислав, и Мстислав отказались признать Святополка законным князем в Киеве. Лишь два брата — Борис и Глеб — заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались «чтить его как отца своего», и для Святополка весьма странным было бы убивать своих союзников. До настоящего времени эта гипотеза имеет как своих сторонников, так и противников.

Исследователи антропонимики приводят косвенное доказательство его невиновности, указывая, что хотя у Рюриковичей имелся четко ограниченный набор родовых имен, и имена «плохих» князей из него исключались, однако со смертью Святополка Окаянного его имя «Святополк» из него не вычеркивается, и продолжает использоваться вплоть до середины XII века.

Далее началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в озеро, Ярослав захватил Киев. В том же 1016 году при походе византийцев в Болгарию русы составляли треть всего византийского войска.

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, князя Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре.

И менее чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава. Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк потерпел решающее поражение.

Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам, и дальнейшая его судьба не указана. По рассказу «Повести временных лет», носящему легендарные черты, братоубийца был наказан параличом и безумием («и расслабишася кости его, не можааше седети, несяхут и на носилех») и умер во время бегства.

Читать еще:  Полный общий сводный гороскоп рыб

Место смерти Святополка «Повесть временных лет» обозначает «между ляхы и чахы» (многие исследователи считают это не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где»).

Святополк Окаянный

В связи с ролью, которую Святополк играет в летописном и житийном рассказе о Борисе и Глебе (созданных начиная с третьей четверти XI в.), он предстаёт одним из наиболее отрицательных персонажей средневековой русской истории. Святополк Окаянный — такой постоянный эпитет этого князя в летописи и житиях. Тем не менее, примечательно, что именем такого «отрицательного персонажа», как Святополк, продолжали называть детей княжеского рода — например, Святополк Изяславич (1050-1113), сын Изяслава Ярославича, в 1093-1113 гг. — великий князь киевский.

Образ Святополка Окаянного в кино:

1981 — Ярослав Мудрый — в роли Святополка Окаянного актер Николай Бабенко;
1993 — Владимир Святой — в роли Святополка Окаянного актер Олег Мельник;
2004 — Сага древних булгар. Лествица Владимира Красное Солнышко — в роли Святополка Окаянного актер Александр Филиппенко.

Александр Филиппенко в роли Святополка Окаянного

«Окаянный»: за что на самом деле так прозвали князя Святополка

В 1019 году в пустынной местности «между ляхи и чехи» брела странная процессия. Воины несли на носилках разбитого параличом человека, который стенал, рычал, как зверь, и все время твердил: «Дальше, дальше идите! Гонятся за мною!» Когда он, наконец, умер, его в этой же дикой пустыне и закопали. От могилы его еще долго исходил зловонный дым. Таким страшным был, если верить Повести временных лет, конец жизни одного из первых Рюриковичей, великого князя киевского Святополка Владимировича, прозванного Окаянным. Как же заслужил он свое прозвище и жуткую кончину?

Сын двух отцов

Святополк был третьим сыном князя Владимира Красное Солнышко. Владимир, как известно, до принятия христианства был весьма женолюбив, имел несколько жен и еще больше наложниц. Матерью Святополка была гречанка («грекыня»), которую брат Владимира Ярополк захватил в одном из военных походов и сделал своей женой, пленившись ее красотой. До брака с Ярополком эта гречанка была даже, по некоторым сведениям, монахиней. Женой Ярополка она пробыла недолго. Когда между братьями началась междоусобица, Владимир захватил Киев и вместе с другими трофеями взял и «грекыню», которая в то время была уже беременна от Ярополка. Так считают, поскольку за Святополком закрепилось прозвище «сын двух отцов». Он появился на свет около 979 года. При крещении ему дали имя Петр. По всей вероятности, Владимир считал Святополка своим сыном. Во всяком случае, он ничем не выделял его среди других своих сыновей и дал город Туров на княжение.

Впрочем, у историков есть основания считать, что Святополк все же пытался противопоставить себя другим детям Владимира. Так, в годы своего княжения в Киеве Святополк успел отчеканить монеты с изображением свой княжеской тамги (родового знака). Тамгу он избрал такую же, какая была у Ярополка, а вовсе не ту, что у имелась Владимирова.

Убийца Бориса и Глеба

Еще при жизни великого князя Владимира Святославича Святополк принимал участие в интригах и раздорах киевского двора. Вроде бы по наущению своей жены-полячки, дочери короля Болеслава Храброго он затеял отвратить русский народ от православия византийского образца и завести латинский обряд. Так это или нет, но незадолго до смерти Владимира Святополк вместе с женой оказался в Киеве в заточении, куда его отправил отец. Однако возможно причиной отцовской немилости были вовсе не религиозные разногласия. Владимир, как пишут летописи, очень любил своего сына Бориса и именно его хотел сделать наследником в обход старших братьев. Святополка пришлось «устранить» именно по этой причине, чтобы не вмешивался. Примерно в то же самое время против Владимира взбунтовался и другой его сын, Ярослав, правивший в Новгороде.

После смерти Владимира в 1015 год, Святополк оказывается на свободе. Он легко занимает престол, его поддерживают знать и народ. Именно в этот период он и успел начеканить монеты с изображением тамги Ярополка.

И тогда же были убиты младшие братья Святополка Борис и Глеб. Борис был тогда взрослым опытным воином, Глеб – 15-летним юношей.

Повесть временных лет и «Житие Бориса и Глеба» повествуют о мрачных подробностях этих убийств. Борис был убит на реке Альт, куда его отправил перед кончиной отец, чтобы дать отпор кочевникам. Бориса предупреждали о том, что Святополк замыслил его убить, однако тот не пытался сопротивляться, а заявил о своей покорности старшему брату и смиренно молился в шатре в ожидании убийц.

В отношении Глеба история выглядит еще драматичнее: Святополк вызвал его к себе из Мурома, где тот княжил, и выслал убийц навстречу. Они встретили Глеба на полдороге и зарезали.

Далее, как сообщает летописная повесть, начался целый ряд междоусобиц, в которых победил Ярослав. Он изгнал Святополка за пределы страны, где тот, парализованный и лишившийся рассудка, нашел свою страшную кончину. Бориса и Глеба по инициативе Ярослава канонизировали и признали святыми мучениками. При этом мученичество братьев носило специфический, очень характерный именно для Руси характер: они пострадали не за веру, а за покорность старшему в роду. На православную веру Бориса и Глеба не покушался никто, но Ярослав позаботился о том, чтобы из истории Бориса и Глеба все поколения русских князей могли почерпнуть нравственный урок: каков бы ни был тиран и злодей старший брат, а Бог велит его слушаться, почитать и не затевать распрей.

Не наговор ли это?

Прозвище «Окаянный» закрепилось за Святополком навеки. Однако многие историки полагают, что князь Святополк его не заслужил.

Борис и Глеб, как следует из текста летописи, неоднократно и публично заявляли о своей покорности старшему брату и нежелании с ним бороться. Зачем же Святополку убивать их? А вот Ярослав, который в момент смерти Владимира находился в Новгороде, очень желал занять великокняжеский престол. И на пути у него стояли Святополк – по праву старшинства — и Борис — именно его отец желал видеть своим наследником. Так кому была выгодна смерть Бориса?

Кроме того, есть скандинавская сага об Эймунде, в которой повествуется о борьбе конунгов Ярислейфа и Бурислейфа. Чтобы убить Бурислейфа, Ярислейф нанимает варягов и побеждает. Имя Ярислейф легко интерпретируется как «Ярослав», а Бурислейфа многие читают как «Борис». Впрочем, это вполне может быть и имя польского короля Болеслава Храброго, и речь в таком случае идет о борьбе с польским тестем.

И, наконец, в пользу невиновности Святополка говорит тот факт, что имя его осталось в списке имен, которые киевские князья давали своим детям. Если бы он действительно был виноват в гибели Бориса и Глеба, то вряд ли Рюриковичи стали бы нарекать своих детей Святополками.

Как бы то ни было, невиновность Святополка не более чем гипотеза. Свидетельства в ее пользу носят исключительно косвенный характер, а единственный письменный источник – Повесть временных лет – прямо и недвусмысленно обвиняет в этом преступлении Святополка. Так что он, безусловно, остается одним из самых отрицательных персонажей ранней русской истории.

Клубок первый святополк окаянный

Рождён гречанкой, вдовой киевского князя Ярополка Святославича, взятой в наложницы его братом и убийцей Владимиром. Летопись говорит, что гречанка тогда уже была беременна (бе не праздна), таким образом, отцом его был Ярополк. Тем не менее Владимир считал его своим законным сыном (одним из старших) и дал ему удел в Турове. Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает».

В «Повести временных лет» другой сын Владимира Ярослав, ставший великим князем киевским Ярославом Мудрым, поставлен впереди Святополка. В Новгородской Первой летописи Ярослав Мудрый занимает четвертую позицию, которая, видимо, более соответствует действительности по мнению историков. Слух о рождении Святополка от двух родителей даёт основание считать, что он родился через 7—9 месяцев после вступления Владимира в Киев в июне 978, соответственно Святополк мог родиться в начале 979.

Часть историков продолжает считать дискуссионным происхождение Святополка. Г.Котельщик на основании тамги на монетах Святополка считает, что сам князь декларировал своё происхождение от Ярополка. Если эта версия правильная, а интерпретация княжеских тамг довольно спорная (двузубец был и на тамге Мстислава Владимировича, найденной на Тамани), то это доказывает старание Святополка отмежеваться от Владимира и других его сыновей. Известно, что в 1018 году Святополк взял в заложницы мачеху и сестёр Ярослава; это было бы едва ли допустимо, если бы он также считал себя сыном Владимира.

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry ). Она родилась от третьего брака с Эмгильдой между 991—1001 гг. (ближе к первой дате) и умерла после 14 августа 1018 г. Большинство исследователей датируют брак 1013—1014 гг., считая, что он был следствием мира, заключенного с Польшей после неудачного похода Болеслава. Однако без внимания остается миссия цистерцианца Бруно в 1008 г., которая могла закончиться миром, скрепленным браком. Святополк занимал туровский престол где-то с 990 г., его земли граничили с Польшей и потому именно его избрал Владимир за кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Княжение и убийство братьев

Незадолго до смерти Владимира находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме. Причиной ареста Святополка был, по-видимому, план Владимира завещать престол своему любимому сыну Борису; примечательно, что и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также около этого времени восстал против отца.

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет), похожие на сребреники Владимира. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе [престоле]». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

В течение того же года были убиты три брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. Повесть временных лет обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт. В частности, скандинавская Сага об Эймунде упоминает о войне между конунгом Ярислейфом (Ярославом) и его братом Бурислейфом, где Ярислейф нанимает варягов для борьбы с братом и в итоге побеждает. Имя Бурислейфа многими идентифицируется с Борисом (ср. также связь имени Борис с именем Борислав), но по другой версии это имя короля Болеслава Храброго, которым сага называет его союзника Святополка, не разделяя их. Также, хроника Титмара Мерзебургского, в которой рассказывается, как Святополк бежал в Польшу, часто интерпретируется в пользу его невиновности, так как в ней нет упоминания о княжении Святополка в Киеве (что, однако, противоречит существованию монет Святополка) и каких-либо действиях против Бориса и Глеба.

Борьба с Ярославом

Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились при Листвене на Днепре, ни одна долго сторона не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в реку, Ярослав захватил Киев.

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, короля Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава. Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк получил рану, от которой, по-видимому, и умер: «…и расслабишася кости его не можааше седети, несяхут и на носилех». Место смерти Святополка ПВЛ обозначает как «между ляхы и чахы», что многие исследователи (начиная с одного из первых исследователей борисоглебских памятников О. И. Сенковского) считают не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где».

В историографии

В связи с ролью, которую Святополк играет в летописном и житийном рассказе о Борисе и Глебе (созданных начиная с третьей четверти XI в.), он предстаёт одним из наиболее отрицательных персонажей средневековой русской истории; Святополк Окаянный — такой постоянный эпитет этого князя в летописи и житиях. Существуют гипотезы ряда историков второй половины XX в. (Н. Н. Ильин, М. Х. Алешковский, А. Поппэ) пересмотреть сообщения источников, не согласившись с летописными текстами, оправдать Святополка, а убийство Бориса и Глеба приписать Ярославу или даже Мстиславу Владимировичу. Эта точка зрения опирается, в частности, на показания скандинавских саг, где князь «Бурислав» гибнет от руки Ярослава.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector