11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

История московских мостовых от дерева до плитки

Там, на неведомых дорожках: где в Москве сохранились старые мостовые

© РИА Новости / Юрий Простяков / Перейти в фотобанк Первые мостовые появились в Москве в XII веке. Их начали укладывать на территории Кремля, первой городской крепости. В качестве основного материала дорожные умельцы использовали дерево.

Бревна укладывали поперек улиц, сверху обшивали досками по направлению движения или стесывали верхнюю часть, чтобы поверхность стала плоской.

За пределами Кремля деревянные мостовые появились только к XIV веке на центральных улицах Москвы. Когда «настилы» приходили в негодность, их засыпали грунтом и надстраивали мостовую заново. Высота такого «слоеного пирога» могла достигать 50 сантиметров.

Неудивительно, что при масштабных реконструкциях археологи до сих пор находят древние мостовые. В 1988 году в Историческом проезде разрыли «настил» XVII века. А в 2016 году в ходе реализации программы «Моя улица» на Тверской обнаружили мостовую XVI-XVII веков.

Первые мостовые появились в Москве в XII веке. Их начали укладывать на территории Кремля, первой городской крепости. В качестве основного материала дорожные умельцы использовали дерево.

Бревна укладывали поперек улиц, сверху обшивали досками по направлению движения или стесывали верхнюю часть, чтобы поверхность стала плоской.

За пределами Кремля деревянные мостовые появились только к XIV веке на центральных улицах Москвы. Когда «настилы» приходили в негодность, их засыпали грунтом и надстраивали мостовую заново. Высота такого «слоеного пирога» могла достигать 50 сантиметров.

Неудивительно, что при масштабных реконструкциях археологи до сих пор находят древние мостовые. В 1988 году в Историческом проезде разрыли «настил» XVII века. А в 2016 году в ходе реализации программы «Моя улица» на Тверской обнаружили мостовую XVI-XVII веков.

© РИА Новости / Евгений Леонов / Перейти в фотобанк В 1643 году в Москве для мощения впервые использовали камень. Первая такая мостовая появилась на территории Патриаршего двора. Повсеместное применение каменного мощения началось при Петре I, к концу XVII века. Согласно указам от 1718 года, ответственность за содержание и обновление каменных мостовых полностью перекладывалась на московских домовладельцев.

Технология мощения булыжником совершенствовалась вплоть до середины XIX века. Чаще всего его укладывали прямо на землю, без подложки. Это плохо сказывалось на качестве и долговечности улиц, поэтому покрытие приходилось менять несколько раз за год.

К 1870-м годам в столицу на смену булыжным мостовым пришли брусчатка и асфальт.

В 1643 году в Москве для мощения впервые использовали камень. Первая такая мостовая появилась на территории Патриаршего двора. Повсеместное применение каменного мощения началось при Петре I, к концу XVII века. Согласно указам от 1718 года, ответственность за содержание и обновление каменных мостовых полностью перекладывалась на московских домовладельцев.

Технология мощения булыжником совершенствовалась вплоть до середины XIX века. Чаще всего его укладывали прямо на землю, без подложки. Это плохо сказывалось на качестве и долговечности улиц, поэтому покрытие приходилось менять несколько раз за год.

К 1870-м годам в столицу на смену булыжным мостовым пришли брусчатка и асфальт.

© РИА Новости / РИА Новости / Перейти в фотобанк Новые виды и технологии мощения в Москву привезли столичные инженеры, изучавшие опыт в Европе и Баку. Чтобы протестировать разные покрытия, городские власти выделили для них пять участков на Тверской улице.

К началу XX века гранитная брусчатка занимала 57% мощения мостовых Москвы. Для каждой городской территории подбирали особый материал. Например, под трамвайные пути укладывали облегченную брусчатку не выше 14 сантиметров. А на Тверской улице — мелкую брусчатку в квадратную шашечку.

Новые виды и технологии мощения в Москву привезли столичные инженеры, изучавшие опыт в Европе и Баку. Чтобы протестировать разные покрытия, городские власти выделили для них пять участков на Тверской улице.

К началу XX века гранитная брусчатка занимала 57% мощения мостовых Москвы. Для каждой городской территории подбирали особый материал. Например, под трамвайные пути укладывали облегченную брусчатку не выше 14 сантиметров. А на Тверской улице — мелкую брусчатку в квадратную шашечку.

© РИА Новости / Евгений Биятов / Перейти в фотобанк Сегодня самая известная брусчатая площадь Москвы, конечно, Красная. До 1920-х годов здесь сохранялось булыжное покрытие, на брусчатку из диабаза (горная порода – прим. ред.) его заменили в 1930 году. Весь материал привезли с берегов Онежского озера.

В 1974 году брусчатку на Красной площади уложили на бетонную подложку. Новое покрытие сделано из горной породы габбро, которую отличает повышенная прочность и долговечность.

Сегодня самая известная брусчатая площадь Москвы, конечно, Красная. До 1920-х годов здесь сохранялось булыжное покрытие, на брусчатку из диабаза (горная порода – прим. ред.) его заменили в 1930 году. Весь материал привезли с берегов Онежского озера.

В 1974 году брусчатку на Красной площади уложили на бетонную подложку. Новое покрытие сделано из горной породы габбро, которую отличает повышенная прочность и долговечность.

© РИА Новости / Владимир Федоренко / Перейти в фотобанк Брусчатое покрытие сохранилось и на улице Кузнецкий мост. Здесь оно появилось еще в конце XIX-начале XX века.

В рамках комплексного благоустройства Кузнецкий мост превратился в оживленную пешеходную зону для москвичей и туристов. Отремонтировали фасады зданий, воздушные коммуникации убрали под землю, организовали места для отдыха и частично обновили дорожное покрытие. Старинная брусчатка при этом органично вписалась в новый облик улицы.

Брусчатое покрытие сохранилось и на улице Кузнецкий мост. Здесь оно появилось еще в конце XIX-начале XX века.

В рамках комплексного благоустройства Кузнецкий мост превратился в оживленную пешеходную зону для москвичей и туристов. Отремонтировали фасады зданий, воздушные коммуникации убрали под землю, организовали места для отдыха и частично обновили дорожное покрытие. Старинная брусчатка при этом органично вписалась в новый облик улицы.

© РИА Новости / Наталья Селиверстова / Перейти в фотобанк Еще один кусочек старины можно найти на Ильинке, напротив здания Торгово-промышленной палаты Российский Федерации. В 1900 годы проезжая часть Ильинки была выложена булыжником. Время и транспортное движение сгладило очертания мостовой, однако она до сих пор хранит в себе память о событиях вековой давности.

Кстати, именно эта улица прилегает к недавно обновленной Биржевой площади. После благоустройства совсем рядом с Ильинкой появился новый круглый фонтан, напоминающий монету, упавшую в воду.

Еще один кусочек старины можно найти на Ильинке, напротив здания Торгово-промышленной палаты Российский Федерации. В 1900 годы проезжая часть Ильинки была выложена булыжником. Время и транспортное движение сгладило очертания мостовой, однако она до сих пор хранит в себе память о событиях вековой давности.

Кстати, именно эта улица прилегает к недавно обновленной Биржевой площади. После благоустройства совсем рядом с Ильинкой появился новый круглый фонтан, напоминающий монету, упавшую в воду.

© РИА Новости / Евгения Новоженина / Перейти в фотобанк Настоящая булыжная мостовая сохранилась на территории Крутицкого подворья, исторического и архитектурного памятника. Гуляя здесь, можно в буквальном смысле прикоснуться к московской истории.

Особенно эффектно булыжное покрытие смотрится у Святых ворот с Крутицким надвратным теремом. В лучах заката он производит неизгладимое впечатление, как будто попадаешь на страницы старинной книги.

Настоящая булыжная мостовая сохранилась на территории Крутицкого подворья, исторического и архитектурного памятника. Гуляя здесь, можно в буквальном смысле прикоснуться к московской истории.

Особенно эффектно булыжное покрытие смотрится у Святых ворот с Крутицким надвратным теремом. В лучах заката он производит неизгладимое впечатление, как будто попадаешь на страницы старинной книги.

© РИА Новости / Владимир Федоренко / Перейти в фотобанк А вот клинкерное покрытие встречалось в Москве реже остальных, но и ему в самом центре города установлен своеобразный памятник.

Сверхпрочный клинкерный кирпич, голландское изобретение, использовали для мощения московских улиц в качестве эксперимента в XX веке. Материал укладывали «елочкой», придавая улицам необычный и красивый вид. Так, например, в 1910-е годы «клинкерной» стала часть Театральной площади, а в 1932 году – Пушечная улица в районе Лубянки.

В 2015 году во время благоустройства Пушечной улицы под снятым асфальтом обнаружили практически целое покрытие из клинкерного кирпича. Благодаря своей прочности, материал сохранился до наших времен с минимальными потерями. Фрагмент этой уникальной мостовой перенесли на новый гранитный тротуар, под окна церкви Софии у Пушечного двора. Сегодня этот небольшой краснокирпичный островок – настоящая достопримечательность.

А вот клинкерное покрытие встречалось в Москве реже остальных, но и ему в самом центре города установлен своеобразный памятник.

Сверхпрочный клинкерный кирпич, голландское изобретение, использовали для мощения московских улиц в качестве эксперимента в XX веке. Материал укладывали «елочкой», придавая улицам необычный и красивый вид. Так, например, в 1910-е годы «клинкерной» стала часть Театральной площади, а в 1932 году – Пушечная улица в районе Лубянки.

В 2015 году во время благоустройства Пушечной улицы под снятым асфальтом обнаружили практически целое покрытие из клинкерного кирпича. Благодаря своей прочности, материал сохранился до наших времен с минимальными потерями. Фрагмент этой уникальной мостовой перенесли на новый гранитный тротуар, под окна церкви Софии у Пушечного двора. Сегодня этот небольшой краснокирпичный островок – настоящая достопримечательность.

Брусчатка на Красной площади

Брусчатка может быть выполнена с применением различных способов. Самыми распространенными материалами для ее изготовления являются натуральный камень и бетон.
Камень сначала раскалывается, потом шлифуется и обрабатывается специальным способом. Благодаря такой обработке получается округлый с одной стороны камень.

На Красной площади используются габбро-диабазы, привезенные из Карелии. Там их добывают на островах Онежского озера. Сам камень магматического происхождения, имеет очень редкую породу. Первые образцы были привезены в сердце России в двадцать четвертом году двадцатого века. Для укладки брусчатки на Красной площади потребовалось около пяти миллионов камней. По прочности данная порода может поспорить с гранитом. Брусчатка из данного материала визуально отличается от современной. В первую очередь, различие состоит в форме. Данный камень имеет более квадратную форму, чем кирпич. Ручная обработка придает камням интересный и естественный рельеф.

Москва красная площадь фото

Стоит заметить что стоимость данного камня очень высока, поэтому покрытие из него высоко ценится. Поверхность обладает черным цветом, что идет вразрез с наименованием площади, выполненной из него.

Первые эксперименты с камнем

Главным материалом для первых мостовых было дерево. Они были сооружены в двенадцатом веке, когда было закончено строительство первых защитных сооружений Москвы. Конечно, обустройство мостовых было организовано только внутри крепостей, по причине отсутствия за ними самого города.

Булыжная мостовая в Кривоколенном переулке на картине Карла Бодри, 1843 г.

Впервые улицы за пределами Кремлевского архитектурного ансамбля были замощены в четырнадцатом веке. На тот момент наличие мостовых отражали даже в названиях улиц.
По мере эксплуатации дороги из дерева зарастали слоем земли, поэтому новые просто укладывали сверху наросшего грунта. Когда современники провели раскопки, выяснилось что такие слои могли выситься на полметра в высоту.
В шестнадцатом веке Красная площадь все еще не имела покрытия. Деревянные покрытия шли с улиц и обрывались, достигнув площади.
В сорок третьем году семнадцатого века Москва увидела первую каменную мостовую. Ее образец торжественно соорудили на Патриаршем дворе. Дело принадлежало рукам Михаила Ермолина. Последний получил за свою работу четыре рубля, что в те времена являлось очень крупной наградой.

Читать еще:  Как рассчитать количество вставок для напольной плитки

Мостовая из песчаника в Кремле на Соборной площади.

Улицы стали мощеными только в начале восемнадцатого века, когда к власти пришел Петр Первый. Был издан указ, согласно которому каждый крестьянин обязывался добывать и привозить в столицу камни. Последние должны были быть крупными, не принимались камни мельче чем гусиное яйцо. Кроме того, горожанам было велено мостить улицы напротив своих дворов. Каждый житель должен был сделать дорогу гладкой и выполнять четкие инструкции от мастеров. Кроме того, дороги должны были иметь укрепленные стоки. На концах улиц стоки вели к рекам и озерам. Это предусматривало разнос дорог весной и осенью.
Несмотря на принятые великим императором меры, многие улицы были по-прежнему вымощены деревом. Такая тенденция сохранилась до пожара, который был устроен во время войны с Наполеоном.

Проезжая часть из булыжника и тротуары из плит песчаника.

Обязанность следить за состоянием мостовых и обновлять их, лежала на домовладельцах. У многих не было на это денег, поэтому для помощи таким владельцам был учрежден капитал. Из него регулярно выделялись средства для помощи горожанам.
Тем не менее, качество мостовых оставляло желать лучшего. Во многом это происходило из-за того, что ими занимались неквалифицированные работники. Многие домовладельцы не спешили с обновлением мостовой, другие выполняли работы очень плохо. Результат был закономерен – очень плохие мостовые. Покрытие проваливалось, было неровным, дорога была в ухабах.
Однако, непрофессионализм и легкое отношение к работе было не главное проблемой. Даже если мостовая укладывалась на совесть и с соблюдением всех технологий, она все равно страдала под тяжестью нагрузки и со временем приходила в негодность.

Чаще всего камни укладывали прямо на землю, из-за этого его приходилось менять почти каждый сезон. Некоторые поступали умнее: они укладывали на землю деревянные бревна, затем покрывали их мелким камнем и песком, после этого добавляли уголь. Исключительно на такую основу укладывали камень. Конечно, это помогало, но ненадолго. Камень служил в несколько раз дольше, однако, этот срок был по-прежнему мал.
В тысяча восемьсот семьдесят четвертом году дороги стали проблемой города. Иными словами, они перешли на его содержание. Однако, городские власти были обязаны следить не за всеми дорогами, а только за теми, которые использовались для дорожного движения. Это помогло улучшить состояние дорожного покрытия.

Отголоски прошлого, или Где в Москве прогуляться по брусчатой мостовой

Первая брусчатка появилась на улицах Москвы в 1870-е годы. Тогда ее воспринимали как один из вариантов экспериментального покрытия мостовых наряду с асфальтом. Использовали три типа камня: бруски высотой 15–16 сантиметров, укладываемые на песчаное основание, брюккенштейн, или так называемую пониженную брусчатку, предназначенную для выкладки на слое бетона, и клейнпфлястер, или мозаику виде кубиков, высотой восемь — десять сантиметров. Брусчатку клали на бетонное основание, покрытое сверху песком. Между трамвайными путями использовали камень высотой 12–14 сантиметров.

Сейчас к московской брусчатке относятся бережно и очень серьезно. Участки, найденные при благоустройстве по программе «Моя улица», сохраняют. А в некоторых местах ее восстанавливают, возвращая улицам утраченный облик. С чего началась история мощения дорог в столице и где сейчас можно прогуляться по брусчатке?

Брусчатка на Пушечной, Петровке и около станции метро «Баррикадная»

Старинное мощение в современном городе редкость, поэтому прогулка по таким тротуарам — возможность оказаться в историческом месте.

Например, в столице можно походить по клинкерной мостовой. Мощение клинкерным кирпичом применялось в Москве в первой трети ХХ века в качестве эксперимента. Этот сверхпрочный кирпич из специальной глины, обжигавшейся до полного запекания при температуре 1200 градусов, укладывали на мостовых елочкой. В 2015 году во время работ по благоустройству в рамках программы «Моя улица» на Пушечной улице возле Центрального детского магазина обнаружили сохранившиеся участки клинкерной мостовой. Было решено показать ее горожанам, и фрагмент этого кирпичного покрытия площадью около 40 квадратных метров был выложен возле церкви Софии Премудрости Божией.

Таким же способом в 1910е годы была вымощена и часть Театральной площади.

Еще один фрагмент брусчатой мостовой есть на Петровке, где проводились работы в рамках программы «Моя улица». Горожане смогут теперь не только любоваться брусчаткой, но и пройтись по участку такой мостовой напротив Малого театра.

Похожие фрагменты исторического мощения выложили на площади Тверская Застава вокруг памятника Максиму Горькому, на Сретенке и Земляном Валу. Кроме того, была восстановлена снятая для проведения работ в рамках программы «Моя улица» брусчатка на Баррикадной улице. А на Васильевском Спуске, у входа в парк «Зарядье», выложили такую же брусчатку, как на Красной площади.

От деревянного настила к асфальтовому покрытию

Первые мостовые Москвы были деревянными. Они появились в XII веке на территории крепости. Впервые улицы за пределами Кремля замостили в XIV веке. Изменения отразили даже в их названиях — Большая Тверская мостовая улица и Большая Никитская мостовая улица.

Мостовые делали за счет жителей, с которых собирался налог на усовершенствование улиц — так называемые мостовые деньги. Работы вели двумя способами: либо бревна укладывались поперек улиц, сверху обшивались досками, настилаемыми по направлению движения транспорта, либо верхние части бревен стесывались, образовывая плоскую поверхность. Их также выкладывали поперек улицы.

Впервые по каменной мостовой москвичи смогли пройтись на территории Кремля в 1643 году. Мостить камнем городские улицы начали при Петре I — с 1690-х годов. Содержать их приходилось домовладельцам. В 1718 году издали указы, в которых предписывалось территорию напротив своего двора засыпать песком и камнем, мостить гладко и делать стоки к рекам и прудам.

Вплоть до введения муниципального управления в 1860-е годы следить за мостовыми и обновлять их должны были домовладельцы. Далеко не у всех были на это деньги, поэтому в 1823 году учредили капитал, из которого предоставлялись ссуды малоимущим хозяевам.

До середины XIX века технология укладки камня была далека от идеала: часто булыжник укладывали без подложки, прямо на землю. В результате приходилось менять покрытие несколько раз в год. Только в некоторых местах делали подушку: сначала бревна и доски, которые сверху посыпали щебенкой, мусором, углем и золой, потом добавляли прослойку земли и только после этого сверху клали камень.

В 1870-е годы московским властям булыжник казался сильно устаревшим типом покрытия, особенно для главных улиц. В крупных городах мира популярность набирал асфальт. Первый асфальтированный участок в Москве появился на Никольской улице в 1873-м. Сделано это было по инициативе богатого купца Александра Пороховщикова. Он построил на этой улице ресторан и решил удивить публику, закатав участок вдоль своего владения в асфальт.

Тогда городские власти решили отправить самых перспективных инженеров перенимать опыт в Европе — узнавать технологию укладки мостовых, а в Баку — изучать процессы добычи и производства асфальта.

Вернувшись в Москву, один из инженеров заявил: «Москва раз и навсегда должна отказаться от булыжника, признав его камнем, негодным для мощения». Взамен он предложил асфальт и каменную брусчатку, а городская дума согласилась провести эксперимент с новыми видами покрытия и выделила в 1876 году 50 тысяч рублей на мощение пяти пробных участков мостовой на Тверской улице. Первый участок — прессованные асфальтовые кирпичи, второй — прессованные асфальтовые шестигранные шашки, третий — литой сызранский асфальт, четвертый — прессованный сессельский асфальт и пятый — деревянная торцовая мостовая по системе Николсона. Лучшими оказались литой сызранский асфальт и, как ни странно, деревянное покрытие.

К 1896 году площадь асфальтовых мостовых в Москве достигает 2,5 гектара. Но по большей части это небольшие участки вдоль частных владений, уложенные на средства богатых предпринимателей. Причем некоторые укладывали вдоль своих домов асфальт, чтобы заглушить шум от железных колес и лошадиных подков.

Находки «Моей улицы»: кремневый резец и фундаменты четырех церквей

Помимо обнаруженной под асфальтом некоторых улиц брусчатки, во время работ по благоустройству в рамках программы «Моя улица» археологи нашли множество исторических артефактов. Так, на Сретенке обнаружили кремневый резец эпохи неолита, а на Покровском бульваре — скребок эпохи мезолита. Они могли попасть в более поздние культурные слои во время земляных работ, которые проводились 400–500 лет назад.

Специалисты обнаружили фундаменты четырех древних церквей, колодец времен Екатерины II, финно-угорскую «шумящую» подвеску и именное рыбацкое грузило. Кроме того, археологи нашли клад медных монет, тайные комнаты в Китайгородской стене и серебро в шахматной фигуре времен Ивана Грозного.

На Большой Лубянке найдено надгробие XVII века, которое принадлежит Анне Ртищевой, жене Петра Прозоровского, сподвижника Петра I, а на территории «Зарядья» — следы торговой площади.

История московских мостовых от дерева до плитки

Войти

Плиточная пытка для москвичей!

Как выглядит знаменитая собянинская плитка в Москве, на которую были потрачены миллиарды рублей, спустя 4 года уже не секрет ни для кого, но ее упорно кладут в Москве из года в год, хотя сам мэр постоянно в синем ящике божится о какой-то там долговечности. Давайте пройдемся по январской улице Малая Дмитровка, спустя месяц после укладки свежей плиточки.

Замена асфальта на плитку началась в Москве в 2011 году по инициативе Сергея Собянина, заявившего, что городу, особенно в центральной части, стоит избавиться от непрезентабельного и недолговечного асфальта. Из бюджета Москвы было выделено порядка 4 миллиардов рублей на замену 1,14 миллиона квадратных метров тротуарного покрытия, да и до сих пор выделяется

Плитку уже и на проезжую часть начали класть)Но так же криво)

Найти истоки любви Собянина к плитке, которой он ранее покрыл Тюмень, так и не удалось, однако не удалось и другое: найти доказательства тому, что плитка лучше асфальта. В первую же зиму она начала трескаться, уже через год пришлось часть улиц мостить заново, причем по цене метр московского тротуара стал стремительно приближаться к километру адронного коллайдера.

За прошедшие пять лет стало возможным отличить москвичек от женщин из других городов по нелюбви к каблукам: встающая на дыбы собянинская плитка приучила их к удобной обуви быстрее всякого ортопеда. При этом, вопреки уверениям городских чиновников, местами плитка оказалась даже более скользкой, чем асфальт, и москвичи стали ломать руки-ноги не только в зимний гололед, но даже и в дождливые летние дни.

Для меня остается загадкой для чего делать ТАК водоотводы и куда собственно самой воде деваться?

Последние несколько лет собственный плиточный заводик для многих семей российских мэров стал популярным видом бизнеса. И уж совсем было бы странно, если бы вдруг Москва взяла да и выписалась из тренда.

«Почти что в любом городе за последние несколько лет асфальт меняли на плитку, и везде существует миф о том, что это плитка с заводика мэра,— говорит много колесящий по России руководитель фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.— Хотя в большинстве случаев это, похоже, правда».

Любой дачник, устраивавший плиточное мощение на своем участке, знает, что на пучинистых глинистых почвах Московского региона для долговечности плитки нужно устроить очень мощную «подушку» из гравия двух фракций и песка, а сама укладка плитки должна вестись опытными мастерами. Но любой дорожник вам скажет, что «подушка» – это первое, на чем экономят дорожные строители: чуть недосыпать гравия и песка, да и сам песок взять немытый, а гравий – дешевый известковый, растворяемый водой, это чуть ли не обязательно.

Читать еще:  Образец положительной характеристики с места работы

Прошлым летом Москва, как и четыре года назад, была перекопана: на 43 улицах города снова укладывали плитку – теперь в рамках проекта «Моя улица». Причем на многих центральных улицах новая плитка клалась вместо «старой», положенной буквально год-два назад. А в этом году ее начали класть и зимой))Зимой КАРЛ.

Официальное объяснение мэрии: новая плитка крупноформатная, она выглядит «солиднее» и более удобна для пешеходов за счет меньшего количества швов. То есть даже официально собянинские чиновники признали, что ранее положенная плитка действительно неудобна для ходьбы. Еще неофициально эксперты признавали, что предыдущая плитка была положена кое-как, с нарушением технологии. А как это назвать?))

Похоже, так и есть: если посмотреть, на каких улицах переложена плитка, то выяснится, что, к примеру, это было сделано на улицах, прилегающих к месту жительства Петра Бирюкова (Большой Никитской, Спиридоновке, Большой Бронной). Три месяца жители района жили на стройплощадке – причем, вопреки всем нормам безопасности, места «раскопок» не были огорожены. Зато теперь г-н Бирюков может любоваться новой, разноцветной, «более лучшей» плиткой.

Кстати, его младший брат, Алексей Бирюков – единственный владелец и гендиректор московской строительной компании ООО «Универсстройлюкс», которая – вот совпадение! – специализируется на строительстве, ремонтных работах и благоустройстве территорий, и часто выигрывала крупные тендеры столичной мэрии.

Ну, а про плиточку на Манежке уже все знают, так что не буду ее тут показывать.

Судя по слухам в колуарах правительства и Кремля, товарищ Собянин в скором времени будет Премьер Министром России, вместо айфонщика Димы, я боюсь себе представить, что же будет не только с Москвой, но и со страной в целом — плитка по всей стране и ярмарки))

Из истории мостовых

Об устройстве и содержании мостовых заботились все державные монархи, а жители городов часто принимали непосредственное участие в благоустройстве улиц — как проезжей части, так и тротуаров.

Дороги старой Европы

Рим античных времен был немыслим без дорог. Их создание римляне считали одним из основных мероприятий по освоению новых территорий. Твердое дорожное покрытие — характерная черта древнеримской культуры. Примером этого является дорога на Палатин — один из семи холмов, на которых был основан Рим. И уже в те времена римляне думали об организации пространства дороги, деля его на собственно мостовую для движения повозок и ту часть, которая является прототипом современного тротуара.

Первые улицы Парижа были замощены по указу короля Филиппа Августа. Об этом сохранилось свидетельство в «Хронике аббатства Сен-Дени» (Saint-Denis), датируемой 1186 годом. Король, наблюдая из окна, как при проезде повозок из-под их колес разлетается грязь, а в воздухе при этом разносится ужасный запах, решил начать работы, на которые до него никто не осмеливался из-за дороговизны и трудности исполнения. Он приказал городскому голове и горожанам замостить все улицы и площади города крепкими камнями. При Филиппе Августе появилась и профессия укладчика мостовой из булыжника. В 1397 году возникла первая община каменотесов, чьим делом было мощение улиц. За их работой наблюдал специальный чиновник, называемый «королевским мостовщиком». История сохранила имя первого из них — это Тома Ле Раль (Thomas Le Raale).

При разных правителях камни для мощения делали разных размеров и веса. При Людовике XIV использовали булыжник с размерами ребра в 25 сантиметров и весом около 30 килограммов — покрытие получило в истории название «королевское».

В Праге мощение улиц началось в 1331 году. В Дании улицы начали мостить примерно с начала XVI века.
В 1660 году там был организован Союз мощения улиц. Тогда в Копенгагене большинство улиц стали выкладывать камнями — их обнаруживали в окрестностях. В Греции часто улочки и тротуары мостили морской галькой. При этом использовалась галька разных цветов и оттенков, ею выкладывали рисунки и орнаменты.

Каменные мостовые России

Москвичей обязали мостить улицы камнем в 1692 г. Петр I издал указ о том, что всякий приезжающий в Москву должен для этих целей сдать у городских ворот по 3 ручных камня, но чтобы меньше гусиного яйца не было. В октябре 1714 года Петр I издал указ «…о привозе на речных судах и сухим путем на возах приезжающих к Санкт-Петербургу по определенному числу диких камней». В указе было точно оговорено, какое судно и каких размеров камни должно было везти: «. и объявляет тот камень обер-комиссару Синявину, а величиною тот камень привозить на судах по 10 фунтов и выше, а на возах 5 фунтов и выше; а меньше б того не были. ». Указ также предусматривал количество привозимых камней: на судне — 30, на лодке — 10, а на телеге — 3 камня. За каждый не довезенный камень взыскивалось по гривне. Этот указ был в силе 62 года, и лишь в 1776 году его отменили.

Москва, не смотря на более раннее начало обустройства каменных мостовых, значительно отставала в этом деле от Санкт-Петербурга. Через четыре года после петербургского указа последовал московский: «Всем домовладельцам в Кремле и Китай-городе мостить перед своим домом каменные мосты». Следуя указу, домовладельцы стали закупать использовавшийся тогда для мощения «дикий» булыжник — валунный камень из морских отложений, оставленных древними ледниками. Но тогдашние москвичи не торопились выполнять царское предписание. Даже Красная площадь была замощена только в 1804 г.
Петровская практика доставки камня для мощения улиц была применена в Одессе в первой половине XIX в. «Одесский вестник» писал о том, что со стороны властей последовало «предложение торгующим при Одесском порте купцам и шкиперам привозить на судах вместо балласта камень, годный для мощения мостовых».

Обустройство городских улиц начиналось с деревянных настилов, разумеется, при условии, что город располагался в лесистой местности. Первые деревянные мостовые в Москве достоверно известны с XIV в. Для сооружения и ремонта мостовых Земский приказ в XVI в. собирал с москвичей специальный налог.

Но горизонтально расположенные волокна деревянных настилов плохо выдерживали действие вертикальных внешних усилий: удары, направленные поперек волокон, легко дробили, а трение колес, направленное вдоль волокон, легко отделяло верхние волокна от остальных. Каменные мостовые были более прочными и долговечными по сравнению с деревянными настилами. Но доставка достаточного количества камня — процесс трудоемкий. Кроме того, каменные мостовые имели один существенный недостаток: проезжающие по ним кареты и извозчичьи коляски издавали неимоверный шум, а рядом стоящие дома начинали дрожать.

Действительный статский советник Василий Петрович Гурьев предложил технологию мощения улиц торцевыми деревянными шашками. Деревянные мостовые из шестигранных шашек-торцов появились в Санкт-Петербурге. В1832 году ими был выложен участок Невского проспекта — от Адмиралтейства до реки Фонтанки. Как писали городские СМИ того времени, отныне «все дома на Невском проспекте избавились от беспрестанного дрожания, которое повреждало их прочность. Жители успокоились от стуку, лошади ощутили новые силы и, не разбивая ног, возят теперь рысью большие телеги». В Одессе торцевая мостовая сохранилась до времен НЭП. Брусчатка сменила ее в 1928 г., но участки с торцевым мощением можно было встретить до конца 50-х годов 20 века.
В начале 1840-х годов торцовые мостовые появились в Москве, а затем — в Лондоне, Париже и во многих других крупных городах Западной Европы и Америки.

Однако такая мостовая часто требовала ремонта — во время сильных дождей и наводнений мостовая вспучивалась, торцы потоками воды уносило в реки и море, и приходилось настилать улицы заново.

Гораздо удобнее деревянной и булыжной, хотя и значительно дороже, была каменная брусчатая (кубическая мостовая). Обтесанные в форме параллелепипедов каменные бруски укладывали на слой щебенки, бетона или кварцевого песка толщиной от шести до десяти дюймов. Для такой мостовой использовался камень твердых пород, чаще песчаник (как в Париже или Берлине) или гранит (в Лондоне, Вене и Санкт-Петербурге).

Гораздо реже делали чугунные мостовые. Они были самыми дорогими из всех существующих, но также и самыми долговечными. Чугунные плиты или шашки укладывались на основание, выполненное из щебня или бетона, и соединялись между собой закраинами или выступами. Но у чугунной мостовой были те же недостатки, что и у булыжной, — неприятная тряска и шум при проезде. Какое-то время такая мостовая существовала в Санкт-Петербурге на отрезке Миллионной улицы и части Дворцовой набережной у Мраморного дворца. В Кронштадте такая мостовая сохранилась до сих пор.

Полная или частичная перепечатка материалов — только с письменного разрешения редакции!

Тротуарная плитка на улицах Москвы: продолжение истории

Весна. «Травка зеленеет, солнышко блестит»… Хотя еще не зеленеет, да и солнышко пока не балует теплом, но совсем скоро появятся и первые листочки, и зелень на газонах. А на улицах Москвы вместо льда и снега снова появятся рабочие — Сергей Собянин объявил, что весной будут продолжены работы по укладке тротуарной плитки на улицах центра столицы.

Таким образом, прошлогодняя история с заменой асфальтового покрытия на бетонную плитку получит вполне логичное и ожидаемое продолжение — отказываться от своих планов московский градоначальник не намерен. С началом работ на тротуарах центра Москвы продолжатся, скорее всего, и дебаты по поводу целесообразности начинания мэра, разгоревшиеся весной прошлого года.

Хронология событий

Итак, напомним, что еще в марте 2011 года Сергей Собянин сообщил о планах по замене свыше 90% асфальта на тротуарах центра города на более привлекательную и экологичную плитку. Руководствовался мэр, по его словам, исключительно удобством москвичей и заботой об их здоровье. К плюсам использования тротуарной плитки власти отнесли:

  1. Экологичность. Асфальт плавится на солнце и выделяет в атмосферу такие вредные вещества, как бензол и бензопропилен, кроме того, по словам экологов, уже в самом процессе производства асфальта в атмосферу выделяется куда больше вредных веществ, чем при производстве плитки. Впрочем, некоторые специалисты, в частности, Алексей Киселев, руководитель токсической программы «Гринпис России», отмечает, что асфальт не менее экологичный материал, чем тротуарная плитка, а его вредные свойства сильно преувеличены.
  2. Плитка выглядит привлекательнее и дает больший простор для декоративного оформления улиц.
  3. Международный опыт — во всех европейских столицах тротуары давно уже выложены плиткой, правительство Москвы решило не отставать.
  4. Понижение теплоотдачи — темный асфальт нагревается в жару до +60 градусов, тогда как плитка — до +35, Антон Кульбачевский, руководитель департамента природопользования правительства Москвы, заметил, что с изменениями климата столице приходится равняться не на Хельсинки или Осло, а скорее на африканские города и Ханой, где асфальт на тротуарах никогда не клали.
  5. Долговечность — гарантийный срок службы асфальтового покрытия составляет от 5 до 7 лет, тогда как плитка высокого качества способна прослужить до 20 лет. Причем, если асфальт приходится менять буквально целиком, то в случае с плиткой можно заменить повредившийся кусок, что особенно актуально для российских городов, где различные «прорывы теплотрассы» — явление очень распространенное. Впрочем, в данном случае ключевым словосочетанием здесь будет «плитка высокого качества», бракованное покрытие придется перекладывать уже через год (если не раньше).
Читать еще:  Полы по грунту с опорой на фундамент

Вооружившись такими вот доводами в пользу плитки, власти Белокаменной в июне провели первый тендер на выполнение работ по укладке новых тротуаров. Планировалось заменить свыше 4 миллионов квадратных метров асфальтового покрытия тротуаров, то есть порядка четверти пешеходного пространства столицы, из них 1,14 миллионов «квадратов» — в центре города.

Июньский тендер подразумевал укладку плитки на 18 объектах в центре столицы, в том числе на Садовом кольце, проспекте Мира, Якиманке, Воробьевых горах, Ленинском проспекте, Кремлевском кольце и других. Стартовая сумма государственного заказа первоначально составляла 2,78 миллиардов рублей. Позже общая стоимость работ выросла до 3,5 миллиардов рублей, а к концу июля — практически до 4 миллиардов.

Не трудно подсчитать, что укладка 1 квадратного метра плитки обходится казне (а вернее налогоплательщикам) в 3,5 тысячи рублей.

Для сравнения — укладка двухслойного асфальта на такой же площади стоит всего 1,2 тысячи рублей. Причем стоимость одного «квадрата» плитки — всего 500 рублей, остальная сумма приходится на работу, однако опросы, проведенные корреспондентами журнала «Огонек» показали, что гастарбайтеры (в основном выходцы из Армении) получают за каждый положенный квадратный метр плиточного покрытия всего 150-200 рублей. Впрочем, ценообразование в случае выполнения масштабных государственных заказов часто становится одним из самых таинственных и запутанных вопросов.

Тендер выиграли 11 компаний, которые затем самостоятельно (как бы без участия властей) заключили договора с 8 производителями тротуарной плитки, затем число поставщиков было увеличено до 16, среди производителей оказались такие компании, как «Крост», «Комплекс стройиндустрия», «Спецстрой-ЖБИ 17», «Компания «Гарантия-строй», ООО «Роуд групп», ООО «СДСК «Дорстрой» и ООО «Мособлспортстрой».

Работы начались в середине июня, планировалось, что до 25 октября будет положено все 1,14 миллионов квадратных метров плитки в центре Москвы. Однако на удивление и сторонников и противников плиточной компании в начале августа мэр сообщил, что работы будут завершены, вернее, приостановлены уже 25 августа. К этому моменту было положено всего 400 тысяч квадратных метров плитки, то есть примерно треть запланированного объема. Причинами такого решения градоначальника назывались:

  • общественное мнение — очень многие москвичи выказывали недовольство разрухой, воцарившейся на тротуарах столицы, сама плитка и качество ее укладки тоже начали вызывать опасения у горожан. Также негодование жителей города вызвало и резкое сокращение количества парковочных мест, которых и раньше в Москве явно не хватало;
  • нехватка материалов, так как заводы-производители не успевали поставлять необходимое количество плитки. В частности, об этой проблеме рассказывал Петр Бирюков, заместитель мэра по вопросам ЖКХ. Впрочем, поставщики сразу опровергли данную информацию, сообщив, что выполняют заказы в полном объеме;
  • необходимость сразу после укладки переделывать работу в некоторых районах. Было выявлено, что во многих местах плитка не отвечает стандартам качества, да и сами работы было выполнены ненадлежащим образом. Например, новую плитку пришлось укладывать на Кремлевской набережной, так как префектура ЦАО сочла итоги работы подрядчиков неудовлетворительными. Забраковал работу префект Центрального административного округа Сергей Байдаков, отметивший, что плитку положили неровно и выше уровня бордюрного камня. Перекладывать покрытие пришлось также на улице Радищева. Такие дополнительные переделки, конечно же, затягивали работы, так что справиться со всем объемом до морозов власти уже не успевали. Встречались и вовсе необъяснимые казусы, когда рабочие, спешащие закончить укладку в срок и получить свою зарплату, просто нарисовали плитку на бетоне. А что? Дешево, быстро и практически не отличается от обычной серой плитки.

Чиновники поспешили заверить, что это просто неудачная шутка рабочих, которые, конечно же, будут уволены. Бетон разобрали, на его месте некоторое время красовалась внушительная дыра, затем все-таки заложенная настоящей плиткой.

Сам Сергей Собянин объяснил свое решение так: в конце августа многие москвичи возвращаются с дач в родные пенаты, школьники собираются в школу, поэтому не стоит доставлять неудобств горожанам, вынужденным пробираться через разрушенные тротуары и горы плитки, лучше отложить работы на следующую весну.

Неофициально отмечалось, что проблемы с поставщиками надуманы, так, правительство сетовало на подорожание бетона и, соответственно, тротуарной плитки, тогда как, по словам специалистов, бетон вырос в цене не на много — обычное сезонное, связанное с повышенным спросом увеличение стоимости строительных материалов.

Кроме того, в прессе появилась информация, что власти не хотят привлекать новых поставщиков плитки, что могло бы решить вопрос с нехваткой материалов, так как придется проводить новый тендер. Кроме того, обычные заводы, по словам Игоря Заугольникова, директора департамента маркетинговых коммуникаций холдинга RODEX GROUP, могут и не подойти в связи с «родственным характером программы мэрии, о чем все уже наслышаны». Здесь прослеживается явный намек на супругу московского градоначальника, чья связь со строительными компаниями неоднократно обсуждалась в прессе, в связи с чем Сергей Собянин вынужден был выступать с опровержениями (никого окончательном так и не убедившими).

Продолжение следует

Как бы то ни было, в конце августа все работы по укладке плитке в центре столицы были свернуты, но уже в начале марта Департамент жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Москвы объявил об открытии аукционы, проводящегося в электронной форме на выполнение работ по замене асфальтного и бетонного покрытия тротуаров на плиточное на 2012 год.

Согласно материалам, опубликованным на сайте государственных закупок, общая начальная стоимость контрактов составляет свыше 350 миллионов рублей по 14 лотам. В проектной документации сказано, что в это раз планируется положить порядка 102 тысяч квадратных метров плитки, срок окончания работ — 25 августа 2012 года. Чтобы уложиться в срок подрядным организациям придется вести работы круглосуточно, в том числе и в выходные и в праздничные дни.

Аукцион состоится 16 апреля, тогда и будут определены победители, на плечи которых ляжет обязанность укладывать плитку на московские тротуары в этом году.

В документах Департамента уточняется, что работы должны пройти на Садовой-Спасской улице, площади Яузских ворот, Яузской улице, на улице Охотный ряд, Театральной площади и Театральном проезде, на Лубянской площади, на Мясницкой улице, Кремлевской набережной и улице Солянка.

Кроме того, асфальт на плитку заменят на улице Сретенка, Смоленской-Сенной площади, Кудринской площади, Новинском бульваре, на улицах Садовая Большая и Садовая-Триумфальная, Смоленской и Таганской площадях, на Сухаревской малой и большой площадях, а также на Самотечной улице.

Как видим, объем работы запланирован достаточно большой, однако, прежде чем комментировать возобновление плиточной эпопеи, хотелось бы узнать, как перезимовала плитка, положенная в минувшем году. Ведь все эксперты единогласно заявляли, что только по результатам зимы будет видно — отвечает ли покрытие всем стандартам качества и будет ли отличаться долговечностью.

Сразу отметим, что подводить итоги пока рано — снег в Москве пока еще сошел не полностью, экспертизы состояния прошлогодней плитки планируется провести ближе к маю.

Однако, по мнению москвичей, подтвердились многие опасения, появившиеся еще летом, в процессе наблюдения за укладкой покрытия. Выяснилось, что:

А) Плитка все-таки намного более скользкая, чем асфальт! Даже несмотря на то, что мэр обещал использоваться при укладке только шероховатую, нескользкую плитку, в сравнении с асфальтом она явно проигрывает, да и положили такое покрытие не везде.

Например, пройти по Осеннему бульвару можно только по велосипедной, асфальтовой дорожке, все остальное покрыто коркой льда.

Б) Во многих местах плитка начала разрушаться еще в декабре, до сильных морозов. Так, Михаил Аншаков, председатель общества защиты прав потребителей «Общественный контроль», в начале декабря сообщал, что к ним поступают многочисленные жалобы москвичей на неровность покрытия, а чтобы увидеть провалы в плитке нет необходимости ходить далеко — разрушения уже видны возле офиса общества на Смоленской площади. Александр Стрельников, ведущий научный сотрудник Центрального научно-исследовательского и проектного института по градостроительству, отметил, что причиной такого «расползания» плитки стало, скорее всего, плохое качество бетонной подложки, которая была сделана слишком тонкой.

В) Желобки для стока воды и разуклонку по стандартам рабочие, укладывавшие плитку, почему-то сделать забыли, поэтому на новых тротуарах скапливаются впечатляющие лужи воды, которые в морозы, конечно же, становятся настоящим катком.

Г) При укладке плитки в Москве были нарушены правила, предусмотренные для защиты и безопасности слабовидящих и слепых граждан. Согласно европейским стандартам, на тротуарах должна дополнительно укладываться тактильная, «пупырчатая» плитка именно желтого цвета (этот оттенок лучше остальных воспринимают слабовидящие пешеходы). Но наши рабочие восприняли такую плитку как элемент декора, и на некоторых улицах она лежит буквально зигзагами, а в других местах заменена на направляющую. Да и о том, как ухаживать за такой тактильной плиткой наши службы ЖКХ не знают вовсе, поэтому прослужит она при такой эксплуатации совсем недолго.

Даже те москвичи, которые были согласны с тем, что менять асфальт на плитку необходимо, в итоге оказались недовольны качеством и самой плитки и проведенных работ.

Д) В Москве нет специальной техники для уборки плиточных тротуаров. В европейских городах для этих целей применяются небольшие, практически игрушечные, маневренные машины, не повреждающие плитку. Кроме того, посыпать плиточные тротуары щебнем нельзя, как и скалывать лед ломиками, что традиционно практикуют наши дворники.

Приходится подытожить, что даже те москвичи, которые были согласны с тем, что менять асфальт на плитку необходимо (согласно результатам опроса — 33% жителей города, более 52% предлагали оставить все как есть и заняться более насущными проблемами), в итоге оказались недовольны качеством и самой плитки и проведенных работ. Так, во многих местах плитка из разных партий заметно отличается по цвету (темно-серый и светло-серый, например), что выглядит, мягко говоря, не слишком красиво, а на Садовом и вовсе в некоторых местах впопыхах «пробелы» между участками плитки снова залили все тем же асфальтом.

Как будут вестись работы в этом года, пока неизвестно, хотелось бы верить, что власти попытаются исправить прошлогодние ошибки, переложат некачественную плитку, наведут порядок и будут тщательнее следить за ходом работ. О результатах нового этапа плиточной истории можно будет судить только к концу августа.

В целом сама по себе тротуарная плитка — дело хорошее, действительно долговечное и привлекательное внешне. Но! Плитка должна быть качественной и укладываться строго по правилам и стандартам, так что сама идея правительства столицы не плоха и вполне отвечает современным тенденциям в градостроительстве, вопрос не в планах мэрии, а в том, как именно они будут выполняться.

Думаю, никто из жителей и гостей столицы не возражал, если бы тротуары Белокаменной выглядели примерно так:

И если бы при этом на тротуарах не собирались лужи, а плитка не скользила — начинание мэра единогласно поддержали бы все москвичи.

А пока, к сожалению, в отношении московских тротуаров напрашивается только известное выражение «Хотели как лучше, а получилось как всегда» и предположить, когда же ситуация изменится в лучшую сторону, не сможет ни один эксперт.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector